ru en

ПРОФЕССОР, ПОКОРИВШИЙ «УЭМБЛИ»


 Огромное спасибо за предоставленный материал Николаю Анатольевичу Ермоленко       

          Именно он оставил самый яркий «русский след» в мировом спидвее и в наибольшей степени прославил мотоспорт своей великой страны – Советского Союза. Свое участие в соревнованиях и подготовку он довел до уровня науки, предусматривая и продумывая каждую мелочь. Он имел высшее физкультурно-спортивное образование, огромнейший опыт и неоценимый багаж знаний в своем деле, но даже не подумал взяться за кандидатскую диссертацию. Тем не менее, неформально в спидвее он - настоящий профессор. Наш герой –  «русская ракета», «уфимский метеор», заслуженный мастер спорта СССР Игорь Плеханов – самый знаменитый мастер советского спидвея, чьи достижения никому не удается не только превзойти, но даже повторить вот уже 35 лет.

Первый певец отечественного спидвея московский журналист Борис Логинов однажды с удивлением заметил, что об Игоре Плеханове не то что книги, - даже очерков почти не написано. Рассказав о своей многолетней дружбе с ним на страницах прекрасного, но, к сожалению, рано почившего журнала «Автомотоспорт», он попытался компенсировать этот пробел, однако, добавил к уже известному, беглому перечню сведений о знаменитом человеке, не так уж много. Наша публикация, полагаем, в большей степени приблизит выполнение этой задачи. Земляки смогут оценить величину спортивных высот, на которые поднялся сам и поднял свою страну, свою республику Игорь Плеханов, безусловно, один из самых выдающихся башкирских спортсменов уходящего столетия.

 

РУССКОЕ ЧУДО

 

Когда спидвей пришел в нашу страну, его назвали на польский манер: мотогонки по гаревой дорожке. У поляков этот вид спорта до сих пор именуют «жужелем», то есть «шлаком», хотя шлаковых (или гаревых) дорожек ни в Польше, ни в других странах мира почти не осталось. Само слово «спидвей» в поэтичном переводе советского отца этого вида спорта Владимира Ивановича Карнеева означает «кольцо скорости», буквально же – «скоростная дорожка» или «трек». То есть слова трек (тоже скоростная дорожка) и спидвей – синонимы.

Однако, различных разновидностей треков для мотоспорта довольно много, а в официальной терминологии ФИМ (Международной мотофедерации) просто спидвей есть, а его ледового собрата - нет.  Тот вид спорта, в котором были чемпионами мира и Европы товарищи Плеханова Борис Самородов и Габдрахман Кадыров, называется на русский манер, но не только в России, а во всем мире: по-английски - «айс рэйсинг», а по-французски (у ФИМ два официальных языка) – «де курсе сур глас», то есть «гонки по льду». В этом названии – дань уважения СССР, который внес в развитие «ледового спидвея» наибольший вклад...

…Так вот. За шесть лет до своего первого ледового чемпионата ФИМ провела первый чемпионат мира по мотокроссу (1957 год). Еще раньше, с 1949 года стали разыгрываться титулы чемпиона мира по шоссейно-кольцевым мотогонкам. А самый первый мотоспортивный чемпионат мира состоялся еще в 1936 году, и этот чемпионат был по «настоящему» спидвею! Вообще же «корни» спидвея уходят в земляной трек и едва ли не в прошлый век…

И вот в этом-то, самом «древнем», классическом виде мотоспорта уфимский спортсмен Игорь Плеханов совершил настоящее чудо: буквально через два года после личного знакомства с ним, с первой же попытки, преодолев четыре барьера отборов, стал финалистом личного чемпионата мира, то есть одним из 16 лучших в мире, а «попутно» – бронзовым призером чемпионата Европы!

Такого история мирового спидвея не знала. Так не начинал ни один впоследствии великий гонщик даже из весьма «продвинутых» в спидвее стран. А спидвейные учителя СССР и его главные континентальные соперники - Польша и Чехословакия «вынашивали» своих первых мировых финалистов еще с довоенных времен, в среднем по 30 (!) лет.

Плеханов вывел свою страну в мировой финал в десять раз быстрее - за три года! Символично, что произошло это в том самом знаменательном 1961 году, когда Юрий Гагарин проложил человечеству «дорогу к звездам». Поэтому неудивительно, что на Западе сразу же появился термин «советская ракета» и присвоен он был, разумеется, уфимцу Игорю Плеханову.

Впоследствии появились у нас чемпионы мира и по мотокроссу, и по гонкам на льду, чемпионы Европы по гонкам на льду и мотоболу. Но первым мотогонщиком нашей страны, достигшим мировых вершин, был Игорь Плеханов.

 

КОНЬКОБЕЖЕЦ ИЗ НИЖЕГОРОДКИ

 

Игорь Плеханов родился 26 июля 1933 года в Уфе, а точнее – в Нижегородке. Дом на Малой Трактовой, в котором семья жила до войны, стоит до сих пор – недалеко от железной дороги, напротив горы. Новые хозяева, возможно, и не подозревают, что когда-то в нем жили со своим маленьким сыном скромные супруги Александр Николаевич и Анна Константиновна Плехановы. Братьев и сестер у Игоря не было, а в 42-м не стало и отца. Уже в 60-е годы в Берген-Бельзене, на месте, где стоял фашистский концлагерь, Игорь Плеханов обнаружил его имя на братской могиле…

Видимо, в последние дни своей жизни пленник часто вспоминал оставшуюся дома семью. И тогда перед глазами возникал шестилетний сынишка, летящий с горы на санках наперегонки с идущим рядом поездом. Мог ли Александр Плеханов предположить, что через пару десятков лет его Игорешка обгонит всех самых знаменитых мотогонщиков мира, что где-то здесь, неподалеку, в немецком городке под названием Абенсберг в честь него будет звучать Гимн Советского Союза, а дети нынешних лютых врагов будут носить его на руках! А.Н.Плеханов не желал мириться с участью узника и поплатился жизнью за попытку обрести свободу…

Ничего этого не мог предполагать и Игорь. О будущем он не загадывал, а как все его сверстники послевоенной поры, стремился стать самым ловким и самым сильным, стремился побеждать, поэтому и оказался на центральном городском стадионе «Динамо». Там будущий супермотогонщик Плеханов впервые вышел на лед. Но не на мотоцикле (тогда о гонках на льду и понятия не имели), а на коньках. Причем, как теперь вспоминает, бегал он за «Спартак», что было своего рода знамением: как раз в «Спартаке» он сделал свою карьеру одного из величайшего спидвеистов мира! Фундамент будущих побед закладывался как на ледяной дорожке, где оттачивались точность и координация движений, так и на крутых склонах Черкалихинского оврага, где воспитывались отвага и бесстрашие - там Игорь Плеханов прыгал на лыжах с трамплина.

Играл он, конечно, и в футбол, но больше парня тянуло туда, где пахло бензином и ревели моторы. В армию Плеханов пошел владельцем мотовелосипеда и с правами мотоциклиста. А вернулся домой призером внутриармейских мотосоревнований! И с правами шофера – служить-то довелось в разведбатальоне, где с первых же дней, как единственному новобранцу с правами, ему был доверен тяжелый М-72 с коляской (танк среди мотоциклов). Ташкент, Ош, Хорок – вот география первых моторейсов будущего чемпиона.

 

ПЕРВАЯ «КОМЕТА»

 

Приходится констатировать, что многие события в жизни Игоря Плеханова были знаковыми и имели далеко идущие последствия. Например, такой банальный эпизод, как перевозка продукции хлебзавода в магазин. Молодой человек, вернувшийся из армии, «мчался» на своем неторопливом «газике», и тот неожиданно превратился в …«комету». По счастливой случайности Плеханов довольно быстро обнаружил, что задние двери фургона распахнулись, и, придавая сходство с космическим объектом,  за машиной  тянется стометровый хвост из сушек. Через несколько лет Игорь стал «уфимским метеором».

А та поездка, скорее всего, превратила его в будущего «профессора». Что бы впоследствии Игорь Плеханов не делал, от правила тщательно готовиться к любой поездке, продумывать каждый шаг, учитывать любую мелочь он не отступал никогда, и верен ему до сих пор, хотя уже несколько лет не садится за руль. Официальным же образованием Плеханова тогда была семилетка вечерней школы с вовсе не блестящими оценками…

Ну а сушки? Благо, что все это случилось в хороший мороз и на безлюдной дороге. Сушки, в почти непроврежденном виде были собраны, доставлены в магазин, и, надо полагать,  с удовольствием съедены уфимцами. И они, попивая чаек, не могли себе представить, что участвуют в некоем процессе с поистине глобальными последствиями. Что за приятным чаепитием скоро наступят еще более приятные минуты, часы и годы, которые доставит десяткам тысяч граждан многих стран мира молодой шофер.

 

КРЕЩЕНИЕ НА БОЛОТЕ

 

Началом своей мотоспортивной карьеры Игорь Плеханов считает момент призыва на воинскую службу, то есть 1952 год. В 1955 году, по возвращении домой, он вступил в Башавтомотоклуб, где «работал в качестве инструктора-преподавателя и одновременно занимался мотоспортом» (из партийно-производственной характеристики). Получив одну лишь старую раму, собрал свой первый кроссовый мотоцикл и выступил в зимнем мотокроссе. Трехлетний армейский опыт тут не помог – зима в Средней Азии потеплее, а мотоциклы в Советской Армии – хоть на выставку, с полусамодельным «ижом» не сравнить… Первые успехи пришли к Игорю Плеханову только тогда, когда ему был доверен «старый знакомый» -  М-72. В 1957 году он стал лучшим мотоциклистом Башкирии на тяжелых мотоциклах.

Уже гремела – и не только в Башкирии - слава Юрия Дудорина, Бориса Самородова, Николая Чернова. И вот впервые громко заявил о себе Плеханов. На уфимском ипподроме он выиграл республиканские и зональные, уральские соревнования в классе мотоциклов до 750 куб.см. Гонщики ездили, как это не покажется сейчас удивительным, на специальных трековых советских мотоциклах: дело в том, что ЦК ДОССАФ СССР в 1955 году учредил свой Кубок по ипподромным гонкам, и на эту инициативу живо отреагировала отечественная мотопромышленность, выпустив ипподромный вариант М-72. Конечно, это был мотоцикл не для спидвея. Но если посмотреть на «харлеи», на которых едят сейчас на ипподромах США, то между нашим тогдашним «аппаратом» и американским теперешним можно обнаружить много общего.

Однако, вернемся в 1957 год. Игорь Плеханов, не забывший армейской жизни, взвалил на себя в прямом и переносном смысле весь класс «750» в башкирском мотоспорте. В Вологде на финальных соревнованиях чемпионата РСФСР по мотокроссу он вместе с «пассажиром» Рафаэлем Мазитовым выступил за Башкирию на мотоцикле М-72 с коляской. Трасса, отвечая тогдашней моде, была снабжена бродами, которые после проливных дождей превратились в непроходимые болота. Всякий раз, проезжая на очередном круге мимо судейской коллегии, башкирский экипаж застревал в этом болоте. Выходили из положения удивительным способом: перекантовывали до самой «суши» почти 300-килограммовый «танк», благо, что вся система зажигания была герметично защищена! А потом, через несколько лет, западные болельщики не могли понять, откуда у этого невысокого русского такая огромная сила...

…Самородов, Чернов стояли рядом, но помощь могли оказать только моральную – иначе снимут с соревнований. Но не снимать, не зачислять в список сошедших Плеханова с Мазитовым судьям не понадобилось – уфимские дебютанты финишировали в первой десятке.

«ЗВЕЗДА» НАД «ДИНАМО»

 

«Профессор» Плеханов имел узкую специальность – спидвей. А до спидвея он был универсалом – соревновался везде, где можно было гоняться на мотоцикле – на ипподроме, кроссовой трассе и на льду. Есть серьезные основания предполагать, что в каждом из этих видов он мог бы стать одним из лучших минимум в Союзе. Например, с сильнейшими российскими мотогонщиками он соревновался не только на вологодских болотах, но и на уфимском льду. А здесь компания была посолиднее, здесь выступали гонщики из Москвы, Ижевска, Таллина. Многие из них были чемпионами СССР по кроссу, шоссейно-кольцевым гонкам. Уфа против такой компании выставляла сильнейших, и среди них часто был Плеханов. Выступал он и на родном динамовском льду, в марте 1959 года.

А когда растаял снег, на «Динамо» начались крупные работы. Учитывая достижения башкирских гонщиков в соревнованиях на главной арене страны летом 1958 и зимой 1959 года, обком КПСС принял решение реконструировать стадион для проведения на нем международных и всесоюзных мотогонок по гаревой дорожке. Когда, под руководством управляющего стройтрестом №3 Аншеля Балабана (спортивный псевдоним Леонид Балабан), при заинтересованном участии председателя Башсовета Союза спортивных обществ и организаций (нынешнего Госкомспорттуризма РБ) Анатолия Ивлиева и по указаниям и схемам Владимира Карнеева на стадионе был оборудован гаревый трек, к тренировкам на нем приступили многие уфимские мотогонщики. Ездили не только на специальных чехословацких Эсо-500 или польских ФИСах, но и на переоборудованных под ипподромные кроссовых  Иж-350.

Первые гаревые гонки на «Динамо» завершились если и не печально для уфимцев, то уж точно, омрачили их радужные мечты. «Сломанные» весной в Одессе герои гонок 1958 года в Лужниках Самородов и Чернов ходили в гипсе, а Шайнуров, несмотря на довольно солидную практику (тренировки и гонки в составе первой советской сборной в Одессе, серия гонок в Чехословакии), их уровня еще не достиг. Чего же говорить о Плеханове, опробовавшем гаревую дорожку и познакомившимся с необычной техникой езды всего месяц назад, в мае 1959 года!

22 июня 1959 года первым победителем первых соревнований по спидвею в Уфе – на Кубок Башкирского рескома ДОСААФ - стал ленинградец Андрей Дежинов. На следующий день приз Союза спортивных обществ и организаций БАССР завоевал москвич Виктор Кузнецов. Уфимцы в суперфинал не попали ни в один из дней. В первый пятым был Шайнуров, во второй такое же место досталось Плеханову.

Еще менее оптимистичными были результаты первых международных соревнований по спидвею СССР-Польша.  Тут не то что в пятерку - в десятку сильнейших обоим уфимцам удавалось попасть с огромным трудом. Зато блеснул отважный одессит Леонид Дробязко, во второй день пробившийся в суперфинал и занявший в нем третье место. Этот гонщик приобщился к спидвею на пару месяцев раньше Плеханова, в своем родном городе. А после упомянутых встреч с поляками, в Одессе же, но уже на ипподроме, завоевал титул чемпиона СССР в «плехановском» классе 750 куб.см.

И вот 25 сентября 1959 года. Снова «Динамо» в Уфе, снова аншлаг. Стартует первый в истории мотоспорта чемпионат СССР в «мотогонках по гаревой дорожке». Первый полуфинал – с результатом 20 очков из 20 возможных побеждает Дробязко, невусмысленно давая понять, что готов сделать золотой дубль. Но во второй день – о чудо! – не менее блистательно выигрывает Игорь Плеханов. В финале первого чемпионата СССР вместе с ним еще четыре уфимца – Фарит Шайнуров, Евгений Константинов, Виктор Овчинников, Владимир Соколов.

27 сентября – финал. Кто победит – Плеханов или Дробязко? Плеханов выигрывает все свои пять заездов – снова 20 очков! Правда, в 11-м заезде пришлось «повозиться»: ушел вперед и три круга не уступал лидерства Шайнуров, но потом его снесло к забору и Игорю удалось вырваться вперед. Однако впереди еще – финальный заезд финала, в котором встречаются четверо гонщиков, набравших наибольшее количество очков. Снова молниеносно стартует Шайнуров, снова по-пятам его преследует Плеханов, но на этот раз Фарит не делает ошибки. Он – первый чемпион Союза! Плеханов – на втором месте – это полный успех! Он, как и Шайнуров, с этого дня становится народным героем, любимцем всей Башкирии. А золотой медали пришлось ждать всего год – в 1960-м на том же «Динамо» Плеханов выиграл все заезды второго и третьего этапов проводимого по новой формуле финала и завоевал звание чемпиона СССР. В «несчастливый» день 13 июля 1960 года он официально стал спидвеистом номер один Советского Союза!

 

ЕГО ТИТУЛЫ И РЕКОРДЫ

 

Высшими достижениями Игоря Плеханова стали две его серебряные медали личных чемпионатов мира 1964 и 1965 годов, две серебряные и одна бронзовая медаль командного чемпионата мира (1964, 1966 и 1967). Дважды – в 1961 и 1967 годах он занимал третьи места в Европейских финалах. Пять раз – в 1960, 1961, 1963, 1965 и 1968 годах становился чемпионом СССР в личном первенстве и четыре раза – первым вице-чемпионом (1959, 1962, 1964, 1967). В составе уфимской команды «Башкирия» Плеханов еще пять раз удостаивался титула чемпиона страны (1962, 1964, 1967, 1968, 1969), в составе команды РСФСР дважды становился чемпионом Спартакиады народов СССР (1965, 1967), в личном первенстве по разу стал чемпионом Спартакиады (1965) и серебряным призером (1967). Трижды – в 1960, 1961 и 1962 годах завоевывал звание чемпиона России. Выиграл два «Золотых шлема ЧССР» (1964 и 1966).

Девять раз Плеханов принимал участие в личных чемпионатах мира и семь раз доходил до финала, правда, один раз в качестве запасного. За это время ему пришлось участвовать в 40 гонках, 192 основных заездах и нескольких дополнительных. В общей сложности, Плеханов вышел победителем двух гонок личного чемпионата мира, в девяти занял второе место и в пяти – третье, лишь в одной не пробился в следующий этап, набрал в основных заездах 402 очка, в том числе 57 – в финалах.

За десять гонок, проведенных в составе сборной СССР в командных чемпионатах мира, Плеханов провел 40 заездов и набрал 85 очков, в четырех финалах – 24.

Игорь Плеханов был первым гонщиком мира, вышедшим в финал личного чемпионата мира на чехословацком мотоцикле “Эсо-Ява” и первым, кто завоевал на нем медаль.

                В гонках мировых первенств Плеханов выступил на 19 треках восьми стран, всего же – более чем на 130 треках мира; на десятках треков он установил рекорды скорости. Некоторые из них принадлежат ему до сих пор и будут принадлежать вечно, например установленный в 1965 году рекорд трека Центрального стадиона имени Ленина в Москве, погребенного под легкоатлетической дорожкой с синтетическим покрытием. Трудно сосчитать точное количество одержанных им в различных соревнованиях побед. Можно лишь, не боясь ошибиться, утверждать, что оно переваливает за две сотни. Но главные его достижения связаны с финалами чемпионатов мира.

 

КРОН-ПРИНЦ СПИДВЕЯ

 

Чемпионов мира называют «королями спорта». Но периодически рядом с королями появляются «вечные престолонаследники». Эти спортсмены никогда не становятся чемпионами, хотя ни в чем им не уступают. И очень часто слава этих «кронпринцев» затмевает славу «королей». Их имена становятся легендами и переживают их самих, а их дела навечно вписываются в анналы спортивной истории.

В Формуле-1, да и вообще во всех автогонках, к таким спортсменам относится англичанин Стерлинг Мосс, ездивший в 50-е годы лучше почти всех чемпионов, но ни разу чемпионом мира не ставший. Кронпринц спидвея – это, вне сомнений, уфимец Игорь Плеханов. Ему не хватило только удачи, чтобы хоть раз стать обладателем позолоченного «Крылатого колеса».

Впечатляет статистика встреч Плеханова с чемпионами. На «высшем уровне», в 10 мировых финалах (шести личных и четырех командных) он вел борьбу с семью гонщиками, в разное время владевшими титулом короля спидвея: новозеландцами Ронни Муром, Барри Бриггсом, Айваном Мейджером (12 титулов чемпиона мира на троих), шведами Ове Фундиным, Бьерном Кнутссоном и Андерсом Миханеком (7), а также погибшим во время гонок в 1963 году двукратным чемпионом мира англичанином Питером Крейвеном. Общий счет этих встреч почти ничейный(!) - 21:17 в пользу «сборной королей спидвея». Причем, в финалах командных чемпионатов мира - 7:6 в пользу Плеханова. Счет в «дуэлях» с самым знаменитым гонщиком 50-60-х годов Фундиным - 6:5 в пользу Плеханова, а с величайшим спидвеистом мира всех времен Айваном Мейджером – 3:1 в его же пользу! 

В мир большого спидвея Плеханов ворвался кометой. В 1961 году впервые в истории финал личного чемпионата мира проводился не в Лондоне, а в шведском портовом городе Мальме, впервые в финале должен был выступать советский гонщик. Это обстоятельство дополнительно подогревало интерес к финалу. А прошедшая тренировка ошеломила всех: русский дебютант на раскисшей от дождя дорожке вытворял такие чудеса, что его соперники – а это 15 лучших гонщиков мира, - только диву давались. Показав лучшее время, Плеханов отбросил последние сомнения в том, что не постесняется пойти штурмом на пьедестал почета. Ведь на Европейском финале в столице Австрии он уже побывал на нем в компании знаменитых шведов Фундина и Кнутссона.

Однако, на счастье хозяев, после тренировки дождь кончился. Всю ночь они укатывали дорожку, к тому же с утра засияло солнце. Плеханов таких твердых и гладких треков еще не видел, новые условия стали для него полной неожиданностью. За четыре серии заездов он набрал только два очка, опередив двух поляков – Ф.Капалу и С.Ткоча. Но в своем пятом заезде он все-таки «хлопнул дверью» – оставил позади самого Питера Крейвена – англичанина, чемпиона мира 1955 года. Набрав 4 очка, он поднялся на 13-е место. А шведы от «родных стен» своего добились – заняли все три призовых места. Чемпионом мира в третий раз стал Ове Фундин, «серебро» досталось Бьерну Кнутссону, «бронза» - Гете Нордину.

Через год, на лондонском «Уэмбли» уже никто не дожидался тренировки. Сногсшибательный сюрприз был приготовлен Плеханову заранее: его соперники вовсю тренировались, а он был вынужден лежать на травке и ждать, когда же на стадион из аэропорта привезут мотоциклы. Организаторы только разводили руками, мол не понимаем, что такое происходит, куда они подевались. Один болельщик-англичанин нанял мебельный фургон и отправился на поиски. Только к вечеру мотоциклы привезели на стадион.

И хотя Плеханов успел «потрогать» дорожку колесами (трижды стартовал с уже наездившимися поляками Хенриком Жито и Павлом Валошеком и дважды финишировал первым), понять крутой нрав «Уэмбли», конечно,  не успел. Четыре заезда из пяти он завершил третьим. Но и тут не забыл показать «кто есть кто»: в единственном победном заезде оставил позади обоих прошлогодних призеров - Нордина и Кнутссона. А чемпионом мира, во второй раз, стал побежденный Плехановым в Мальме Крейвен.

Семь очков, 10-е место , «паритет» в заездах с суперзвездами – очевидный прогресс. Тем более, что здесь, как и в Мальме, дорожка имела короткие прямые, не соответствующие динамическим характеристикам чешского «Эсо»; именно под такие сконструирован английский «Джап», на котором ездило большинство финалистов. Но Игорю все это не принесло удовлетворения, он знал, что способен на гораздо большее.

…Он и подозревать тогда не мог, что снова на «Уэмбли» окажется лишь через три года, уже в ранге вице-чемпиона мира, а в 1963 году вообще не попадет в финал (и на старуху бывает проруха!). В третий раз в своей жизни Игорь Плеханов стал мировым финалистом в 1964 году. Настроение было прекрасным, ведь на арене стадиона «Уллеви» в шведском городе Гетеборге он выступал уже не один, а вместе с двумя земляками – Борисом Самородовым и 21-летним дебютантом Геннадием Куриленко. Строить козни против трех русских будет посложнее! Тем более, если эти русские – новоиспеченные вице-чемпионы мира в командных гонках!

Повторить Мальме-61 шведским гонщикам оказалось не по силам. А наши уверенно набирали очки. Игоря опередил только трехкратный чемпион мира Барри Бриггс, находившийся в прекрасной форме. Четырехкратный чемпион Ове Фундин проиграл и Бриггсу, и Самородову! Но в последней серии заездов швед обогнал Плеханова и сравнялся с ним по очкам (у обоих – по 13). Больше – только у Бриггса, А это означало, что гонщик из Уфы впервые поднимется на самый главный мировой пьедестал. Оставался вопрос – на какую ступеньку?

Этот вопрос решил дополнительный заезд. Молниеносный старт – и снова впереди Фундин. На каждом повороте его яростно атакует Плеханов, но швед не открывает внутреннюю бровку. Остается один поворот, и тут Плеханов совершает фантастический бросок «внаружу». Грязевой «шприц» из под заднего колеса мотоцикла шведа на какое-то мгновение ослепляет его, навстречу летит забор. Но Игорь выравнивает мотоцикл и устремляется на финишную прямую. Набранной скорости хватает, чтобы опередить прославленного соперника на толщину шины! Зрители не хотят верить произошедшему у них на глазах, но сомнения разрешают главный судья и сам Фундин, поздравивший Плеханова с победой.

Еще одна серебряная медаль досталась Плеханову на следующий год, причем снова в заезде с Фундиным. На «Уэмбли» Игорь опять оказался один – никто из земляков в финал не прошел. Снова по окончании 20-го заезда у них с Фундиным оказалось по 13 очков, причем снова в основном заезде первенствовал швед. К их компании мог бы присоединиться и Кнутссон, проиграй он заключительный заезд Бриггсу. Но старый знакомец Плеханова (еще с зимы 60-го, когда приезжал в Уфу на «Кубок Дружбы»), видимо, боясь участи Фундина, приложил все усилия, чтобы до встречи с «русской ракетой» дела не доводить. Победив новозеландца, он стал чемпионом мира. А Плеханов, по традиции, в дополнительном заезде «опустил» лучшего гонщика мира и своего лучшего шведского друга на третье место. Правда, на этот раз гетеборгской истории не повторилось, Фундин проиграл старт и быстро смирился с поражением.

Между тем, швед сам помог Плеханову завоевать вторую серебряную медаль. Представители завода «Ява» привезли Фундину на финал специально для него подготовленный мотоцикл. Однако, чемпион предпочел «лучше приспособленный» для лондонского стадиона «Джап», и тогда «Яву» отдали Плеханову. Скорее всего, результат Плеханова не изменил мнение Фундина о качествах «Явы». Расстроенный швед, который в подобных заездах привык только побеждать, решил, что исчерпал свой потенциал в спидвее, и в 1966 году занялся автогонками. Лишившись столь почетного соперника, «загрустил» и Плеханов. Финал на «Уллеви»-66 принес ему только восемь очков и восьмое место …

 …В сознании большинства болельщиков 1964 и 1965 годы остались годами наивысшего расцвета плехановского таланта. И никто не заметил, что ближе всего к титулу чемпиона мира Игорь Плеханов был в своем последнем финале – на «Уэмбли» в 1967 году, когда Фундин со свежими силами и мотивациями вернулся на трек. На этой великолепной гонке Плеханов превзошел все свои прежние достижения, им были повержены и Бриггс, и Фундин, перед последней серией он имел 11 очков из 12 возможных  – допустил ошибку только в первом заезде, где, лидируя, пропустил вперед Мейджера. Столько же очков было у Фундина, Мейджера и шведа Бенгта Янссона.

В своем последнем заезде Фундин опередил Мейджера и, первым набрав 14 очков, уныло ждал третьей встречи «тет-а-тет» с Плехановым, у которого были все шансы набрать ту же сумму . Но опасения шведа оказались напрасными. Выиграв старт 20-го заезда, Плеханов уже вез победу. А с ней – минимум – свою третью серебряную медаль. Но и у рефери реакция оказалась отменной: он остановил заезд под тем предлогом, что у советского гонщика был «нечестный старт» (!?), хотя и не нарушение правил. Повторный старт Плеханов взял осторожно, дабы не было претензий у «честного» судьи, и тут же бросился в погоню за соперниками. Обошел немца Динсе, шведа Янссона, стал атаковать англичанина Букока, но увлекся  (а может не выдержали нервы - ведь каждый год один на один с «остальным» миром!) и…

 А Фундину все-же в дополнительном заезде выступить пришлось, но это уже был заезд не с Плехановым: у земляка Янссона он  выиграл легко и в пятый раз стал чемпионом мира (этот рекорд продержался 12 лет, до тех пор, пока его не побил Мейджер).

 

«СЕРЕБРЯНЫЙ» АБЕНСБЕРГ «БАШКИРИИ»

 

23 августа 1999 года исполнлось 35 лет событию, благодаря которому Башкирия могла бы попасть в Книгу рекордов Гиннеса: сборная СССР по спидвею впервые стала серебряным призером командного чемпионата мира. Причем же тут Башкирия? - А вот причем: все пять гонщиков советской команды были уфимцами: представитель автомотоклуба Башавтоуправления Игорь Плеханов и члены знаменитого спортмотоклуба стройтреста №3 Борис Самородов, Габдрахман Кадыров, Юрий Чекранов, и Геннадий Куриленко. Ни до, ни после этого, сборная какой-либо страны по спидвею, завоевывавшая медали мирового чемпионата, не была составлена из гонщиков одного города. Кстати, уфимская «Башкирия» в том же году стала чемпионом СССР среди клубных команд.

Финал командного чемпионата мира 1964 года проводился в западногерманском городке Абенсберге. Сборная СССР участвовала в нем впервые, хотя попытки войти в число финалистов предпринимала с 1961 года. Мешали неопытность ее гонщиков  и регламент чемпионата. Всякий раз в тот из двух "отборов", в котором за единственную путевку в финал боролась советская команда, включали поляков. А ведь в то время «войско польское» было сильнее всех на континенте и «нокаутировало» почти всех наших гаревиков в начальной стадии личных чемпионатов мира, а «кадра жужлова» в 1962 году стала чемпионом мира в командных гонках! В 1964 году ФИМ применила новую систему - с континентальным финалом, откуда в мировой выходило две команды. «Раскрепостившись», уфимцы во Львове опередили не только чехов, но и поляков, которые составили им компанию в финале.

Сейчас можно только удивляться боевому духу и восхищаться энтузиазмом и, вроде бы, невесть откуда взявшимся мастерством наших спидвеистов. Уже с первой серии заездов башкирские гонщики оставили далеко позади поляков и на два очка – англичан; впереди были только трехкратные чемпионы мира шведы. Команда Фундина оказалась нам не по зубам, а вот в упорной борьбе со сборной Великобритании (полякам осталась роль секундантов) «Башкирия» взяла верх. Несмотря на то, что в ходе гонки британцы несколько раз настигали уфимцев, они не дрогнули и оторвались от родоначальников европейского спидвея на четыре очка.

Сборная СССР впоследствии еще семь раз становилась вице-чемпионом мира, но славнее той гонки в Абенсберге в ее истории не было. Лучшие результаты в команде показали Игорь Плеханов и Геннадий Куриленко, набравшие по 8 очков из 12 возможных; Юрий Чекранов добавил 6, Борис Самородов -3, запасному Габдрахману Кадырову выезжать на трек не понадобилось.

 

В ЗЕРКАЛЕ «ЗОЛОТОГО ШЛЕМА»

 

Как ни «стар» чемпионат мира по спидвею, а есть в мире трековых гонок соревнование, пользующееся величайшим авторитетом и превосходящее его по возрасту: «Золотой шлем Чехословакии», который с 1929 года регулярно разыгрывается в чешском городе Пардубице. Выиграть его считает за честь любой чемпион мира, но не каждому это удается. Например, уже упомянутый Айван Мейджер приезжал в Пардубице 13 (!) раз, но возвращался ни с чем. Не удалось украсить свою голову этим шедевром ювелирного искусства и его соотечественнику Барри Бриггсу, а помешал ему однажды можете догадаться кто.

Игорь Плеханов два раза выступал в Пардубице и оба раза увозил «Золотой шлем» домой: в 1964 году – с номером 16, в 1966 – 18. Еще раз – в 1969 году, - под его тренерским руководством шлемом с номером 21 завладел уфимец Геннадий Куриленко. А в 1965-м, когда Плеханова в Пардубице не было, победителем вышел Фарит Шайнуров.

По своей системе эти гонки резко отличаются от всех остальных. В каждом заезде выступает по шесть гонщиков, гонки идут по системе с выбыванием, а в финальном заезде дистанция увеличивается до шести кругов вместо четырех. На старте финального заезда «Золотого шлема»-64 вместе с Фундиным и победителем 1963-го года

Back to top